Ж, 35 лет. Рефлексия 5 дневного тренинга, состоявшего из 2 дней дыхательных технологий, 2 дней семейной терапии по Хелленгеру и 1 дня индивидуальных консультаций на группе.

Холотропное дыхание.

Я участвовала в холотропном дыхании впервые. Шла на тренинг с волнением. Скорее, я испытывала: интерес, волнение, желание участвовать, желание помочь себе…. На тот момент я видела эту помощь себе в глубинной работе. Все методы, которые я пробовала ранее, безусловно, давали результат, но многое оставалось – там – в глубине… Это многое иногда выходило в кошмарных снах.




Эпизод первый. Мое рождение.

Тьма. Тишина. Из темноты медленно, беззвучно открывается пасть. Вижу белые острые клыки… Пасть открывается все шире и шире, а меня несет прямо в ее недра… Мне страшно. Очень страшно, но, закрыв глаза, я проникаю внутрь…

Я оказалась в узком темном проходе. Там очень тесно и душно…. Проход настолько узкий, что я с трудом двигаюсь. Постепенно, он становиться еще уже, его как будто пережала белая резиновая перемычка – в какой-то момент движение становится почти невозможным, но непреодолимая сила влечет меня вперед. Я оглядываюсь по сторонам – стены как будто из плотной алой материи, их покрывают мелкие рубцы и шрамы…

Я остановилась. Дальше прохода нет. Путь назад закрыт, а впереди – тьма… Я точно знаю: обратного пути нет. Точно знаю: хочу двигаться вперед….Впереди преграда – плотная эластичная тугая…. Со всей силой стараюсь пройти сквозь нее, но я слабею… начинаю задыхаться — больше не хочу оставаться здесь… Я устала… мне нужна помощь….

Через некоторое мгновение в небольшое отверстие проник луч света… он как будто разрезал тьму… как ярко… Этот свет манит меня, я хочу туда…. Из последних сил я пытаюсь проложить себе дорогу. Я упорно двигаюсь вперед. Лучей света стало больше — два, три…. АХХХХ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Взрыв света!!!! Я падаю в свет!!! Как ярко и больно!!! Что это? Где я? Что такое колотится у меня внутри…. ДА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! вырвался крик из моей груди!!! Да, мне больно и холодно, но это Я!!!!!…

Почему-то я все еще чувствую себя связанной… что это у меня в животе?.. резкая боль… и я на свободе….Куда меня несут руки… Папа? Какое мягкое тепло… Мама? Что-то очень светлое проникает внутрь меня…какая-то теплая жидкость…. От этого мне стало тепло…. Спокойно и тепло….. очень тепло………………

Эпизод второй. Прощание.

Темное небо надо мной. Небо вокруг меня. Я в невесомости.

Рассеянный свет стал наполнять меня изнутри… Потом он сконцентрировался в груди… Светящий шар стал медленно отделяться от меня… Что это? Шар стал принимать определенные очертания… Я отдалилась… Это светящийся зародыш!! Он также как и я парил в невесомости… мы находились друг напротив друга.. он на светлой стороне, я на темной… Какое-то время мы смотрели друг на друга, но потом он, медленно покачиваясь, стал отдаляться. Еще несколько мгновений мы смотрели друг на друга, прощаясь….. а потом он исчез…

Стало темно. И спокойно. Так и должно быть. Я здесь. Он – там……..

Мои комментарии, впечатления, выводы.

Я вновь пережила процесс своего рождения. Мысль, с которой я вышла из состояния измененного сознания – «процесс рождения завершился благополучно». Осознание этого факта придавало спокойствия. Интенсивная работа тела во время дыхания позволила освободиться большому количеству подавляемой энергии. Открытое выражение боли и страха и плода и матери во время родов (в виде крика, слез, стонов), позволило проработать эмоциональные блоки. Высвобождение энергии состоялось.

Во время дыхания появился образ мужчины. Он воспринимался одновременно с моей позиции и позиции моей матери — как отец и муж. Соответственно, я испытала двойственное чувство: как ребенок и как женщина. Появление этого мужчины имело для меня очень большое значение. Когда, дыхание восстановилось, мое тело реагировало на происходящее следующим образом: расслабленность и усталость в мышцах, и, в некоторой степени, сексуальное возбуждение. После окончания сеанса мне было очень спокойно. Мысль, что можно по-новому пережить свое рождение с бережной поддержкой отца и мужа оказалась очень важной.

Символичное прощание с зародышем, жившим внутри моего тела, оказалось открытием. Этот образ явился уже в завершающей стадии дыхания. Мое тело было расслабленно, и я отдыхала. Как только я осознала – Что это за образ (выкидыш, который случился у моей матери незадолго до моего рождения) – я открыла глаза и уже больше не нуждалась в отдыхе. Инсайт сразу прояснил мое сознание. Этот совместное существование, как я думаю, блокировало огромное количество моей энергии. Вероятно, это каким-то образом сказывалось на желании, а точнее не желании иметь своего собственного ребенка.

Интенсивная работа моего тела во время дыхания позволила освободиться от мышечных напряжений. В процессе возникли отчетливые ощущения в некоторых органах. Чувство тяжести и напряжения во внутренних органах сменилось острым покалыванием, которое как по нервным импульсам уходило в руки, а точнее в мизинцы и часть ладони. Вероятно, можно говорить в какой-то степени о целительном (точнее оздоравливающем) действии на некоторые мои внутренние органы. Об этом утверждать однозначно сложно, осмотры у соответствующих врачей позволят сделать более определенные выводы.

Во время процесса дыхания тренер воспринимался как такой же участник процесса, очень гармонично включенный в групповое взаимодействие. Четкие инструкции до работы, отработка техники дыхания – сняли излишнее волнение. Чуткое и бережное отношение к участникам до и после дыхания (предполагаю и в процессе!!!) позволило довериться методу, особенно на второй день. Впечатление после занятий – спокойствие, усталость, чувство завершенности.



Системные расстановки по Хеллингеру.

В расстановках участвовала впервые. Открытие, которое я сделала, стало для меня потрясением.

В моем семейном роде произошли негативные события, которые повлияли на взаимоотношения в нескольких семьях, и на судьбы отдельных членов рода. Эти события мешали и моему гармоничному существованию. В раннем детстве я пережила сильно травмирующий опыт. Этот опыт повлиял на всю мою дальнейшую судьбу: отношения с родителями, отношения с противоположным полом, восприятие себя и жизни в целом. События раннего детства стали начальным звеном в цепи последующих негативных событий моей жизни.

Эпизод первый. Начало.

Обсуждение этого опыта на группе уже само по себе было стрессом. Информация впервые предавалась огласке, и поэтому эмоциональное отреагирование началось уже в процессе подбора заместителей. Сильные негативные чувства вызвала фигура, имевшая на тот момент наибольший отрицательный заряд, поэтому очень сложно было сдержать агрессию и гнев, чтобы не направить их на фигуру заместителя. Эмоциональное потрясение выражалось в изменении соматического состояния, прежде всего вегетативными дисфункциями (частично: кардиоваскулярный синдром, нарушение терморегуляции). Сам процесс расстановки оказался очень полезным для осознания и прояснения моего отношения к членам рода, сложным системным взаимоотношениям, моему месту в семейной системе. В моей расстановке участвовала группа в полном составе. Увидеть семейную ситуацию со стороны оказалось очень ценным. В тот момент как заместители были расставлены, семейные отношения стали восприниматься несколько иначе, чем раньше. Таким образом, от начала диалога до первоначальной расстановки, я уже была полностью включена в процесс осознания и коррекции.

Эпизод второй. Действие.

Фигуры перемещались по комнате до тех пор, пока не заняли подходящее место. То, что происходило дальше трудно описать словами. Участники воспроизводили чувства, иногда диалоги, иногда действия, которые были известны лишь мне (а иногда и мне не известны). Вся информация, которая стала проясняться о наших отношениях в интуитивных действия заместителей, вписывалась в общую семейную концепцию. Мне оставалось наблюдать за происходящим в состоянии шока. Особое впечатление на меня произвело следующее: уточнение кто на самом деле был выбран семейной системой для выражения гнева (я), почему это было сделано, кто был выбран в качестве инструмента возмездия, а также актуализация моего отношения к одной из фигур семейной системы. Об этом подробнее: фактически, в жизни на обсуждение этой фигуры было наложено табу. Образ реального человека был вытеснен в моем сознании. Последнее упоминание о нем датируется 27 летней давностью. Действия моего заместителя по отношению к данному персонажу полностью соответствовали моим подавленным чувствам. В окончательной расстановке была выбрана позиция для всех членов семейной системы. Это позволило найти решение для гармонизации ситуации. Место, которое было предложено мне в окончательной сцене, вызвало бурный всплеск моих эмоций. Потребовалось несколько минут, для того чтобы я пришла в эмоциональное равновесие. Финальные фразы, которые мне было предложено сказать ключевой фигуре в расстановке, завершили процесс катарсиса.

Эпизод третий. Обсуждение.

К моменту обсуждения увиденного я уже пришла в чувство. Дрожь в теле прошла, дыхание нормализовалось, озноб прошел. Эмоциональное состояние приближалось к уравновешенному. Активность участников во время обсуждения немного дополнила информацию, однако создавалось впечатление, что некоторые члены группы так вошли в роль, что проецировали что-то личное на мою расстановку. Об этом я пока не могу говорить уверенно, что стимулировало их к такому активному диалогу. Гипотеза тренера о том, что и в жизни было именно так (активные разговоры, обсуждение случившегося) очень похожа на истину, но мне это не известно наверняка.

Когда заместители стали делиться своими чувствами от участия в моей расстановке, я смогла прояснить для себя вопрос, который меня волновал – истинная причина моего развода. Безусловно, я знаю, что происходило в моей собственной семье, однако, я не осознавала связь фактов и размышлений. После расстановки установилась четкая взаимосвязь причин и следствий.

Особенно хочу отметить работу Марата. Содержание вопросов, их своевременность, удержание паузы для раздумий, предложения по замене мест в расстановке, коррекция высказываний, управление активностью заместителей (сочетание директивности и недирективности) – то, что позволило начать процесс, продолжить его и завершить с ощущением целостности и удовлетворения от работы. Именно гармоничное сочетание профессионализма тренера, его собственных личностных качеств и силы метода – привело к такому эффекту. Роль группы в процессе также является очень важной, собственно в этом и есть преимущество групповой формы работы…



Индивидуальная консультация на группе.

Первоначальный запрос: я притягиваю к себе мужчин, которых надо спасать. Мужчин, с трудной судьбой, у которых есть трудности. Например,

• замкнутость, неуверенность и нежелание развиваться, проблемные отношения с матерью, которая подавляла его своей авторитарностью; критиковала, советовала, ограничивала.

• Употребление легких наркотиков;

• Злоупотребление алкоголем.

Они любили меня очень сильно. И я любила их.

Что я делаю такого, что притягиваю их?

Что мне сделать, чтобы притягивать других.

Я устала спасать, я не хочу больше никого спасать, мне не нужно, чтобы и меня спасали.

Я хочу притягивать к себе самодостаточных мужчин.

В ходе диалога и мыслительного процесса появился новый взгляд на ситуацию:

• Предложена коррекция слов: глагол «притягиваю» заменить глаголом «занимаюсь». И в повторной формулировке запрос изменился: «Я занимаюсь мужчинами, которых надо спасать. Мужчинами, с трудной судьбой, у которых есть трудности». Был предложен другой глагол – «кокетничаю», привлекая к себе внимание именно таких мужчин. Но этот глагол не подходил к моей ситуации. Как только я переформулировала запрос (проговорила вслух), я стала осознавать, что в жизни происходило именно так – я ими занималась. Мне можно было позвонить, в нетрезвом состоянии, в любое время суток попросить о помощи (выслушать, поговорить и т.п.) – и я это делала- слушала и говорила. Получалось так, что в ближайшем их окружении я была единственной в своем роде, что вызывало у мужчин благодарность, любовь. Взаимное физическое влечение, которое, безусловно, присутствовало, делало наши отношения еще более прочными. Мой страх одиночества приводил к моему застреванию на этих отношениях.

На мои первоначальные вопросы я могла ответить следующим образом:

Что я делаю такого, что притягиваю их? Я ими занимаюсь.

Что мне делать такого, чтобы их не притягивать? Перестать ими заниматься.

Что я могу сделать конкретно, чтобы не заниматься ими? Возможно, прекратить отношения окончательно, возможно, прерывать их, когда мужчина в таком состоянии. Подобный подход поможет стимулировать мужчин к другому поведению, приятному для меня, и в итоге нас обоих. Например, быть трезвым как можно чаще.

Как конкретно я могу прекращать отношение? Можно сказать об этом прямо через Я — сообщение.

Что я смогу делать, если перестану заниматься таким мужчинами? Я смогу заниматься другими, без проблем.

А к ним подходит глагол заниматься? Нет, к ним подходит глагол «общаться».

Если мужчина нравится — можно постепенно сближаться с ним, присматриваясь. При этом можно иногда отдаляться, выдерживая паузу в отношениях. Можно снова сближаться. Если мы нравимся друг другу, то можно вступить в интимные отношения. Если мы взаимно устраиваем друг друга, то мы можем жить вместе.

• Я, с помощью психолога, также обратила внимание на глагол «спасать». Подобная формулировка указывала на чувство превосходства, святости, жалости к другим людям. Вероятно, «спасая» других я решала свои собственные проблемы. Некий синдром «матери Терезы». И поскольку я прилагала серьезные усилия для спасения, я, возможно, любила не только мужчин, но и собственное чувство значимости, необходимости. В тот момент, я была уверена, что люблю их очень сильно… как умею… Я застревала на отношениях: мужчины уже не могли без меня, мне это нравилось, и я спасала их еще более рьяно. Я оказалась в замкнутом кругу. Отказать я не могла, возникал страх, что могу своим отказом огорчить, разозлить, что приведет к разрыву отношений, и я останусь в результате в одиночестве.

Мысли, которые появились после консультации:

• Пока я воспринимала мужчин как друзей – я с ними именно «общалась». В моем окружении достаточно очень интересных самодостаточных мужчин. Я радуюсь общению с ними, как подруга. Но что происходило раньше: как только возникало взаимное влечение и вероятность, что мужчина может стать моим партнером, я начинала их фильтровать. Если человек без проблем, он переставал меня интересовать. Если есть проблемы – я с ним сближалась. При этом у меня возникала мысль, которую я начинала транслировать ему через вербальные и невербальные сигналы «Я особая, я снизошла до тебя, цени это, раз я приблизилась к тебе, то ты чего-то стоишь и т.п.».

Я любила их, «спасала», но и манипулировала ими. Главным моим козырем была близость. Я использовала это как «кнут и пряник»……

Признать подобное свое поведение, позволить себе быть честной прежде всего с самой собой – это решительный шаг…

Индивидуальное консультирование на группе оказалось для меня результативным. При этом хочу отметить работу Марата во время консультирования. Темп диалога подбирался под клиента, с учетом его особенностей. Участники (в том числе и я) чувствовали себя при этом комфортно. Исчезала суета, нервозность, паника. Мы «останавливались» в прямом и переносном смысле, погружались в ситуацию «здесь-и-сейчас» и спокойно размышляли. Вопросы, которые стимулировали мыслительные процессы, направлялись в самую суть проблемы. Лично для меня очень важным стало и то, как Марат держал паузу. Я понимала, что меня никто не торопит, что я могу спокойно думать. Для меня это было очень важно. Если я не могла подобрать нужных слов, выражалась косноязычно, то мне предлагались варианты высказываний, но из них я выбирала сама. Именно то, что я находилась в активном мыслительном процессе, привело к результату.

Состояние после тренинга и консультирования.

Непосредственно после завершения работы я чувствовала: усталость, в некоторой степени опустошенность, но именно к этому состоянию я хотела прийти. Опустошить то, что было заполнено негативом, или подавленными эмоциями…К слову сказать, за время тренингов я похудела на 1,5 кг при прежнем режиме питания.

Чуть позднее я находилась в состоянии эйфории. Я радовалась тому, что занятия прошли очень результативно для меня. Я радовалась открытиям, которые сделала в процессе работы. Радовалась встречам, которые состоялись. У меня было очень хорошее настроение. Чувствовала энергетический подъем. Желание что-то сделать. Я была удовлетворена.

Пару дней я провела в уединении. Потребность общаться, получать информацию извне – отсутствовала. Эти первые дни были светлыми, спокойными. Я позаботилась, чтобы у меня были выходные на работе, и провела дни в размышлениях и отдыхе. Много спала, или просто отдыхала.

Когда я вышла на работу, то стала осознавать, что устаю от контактов. Даже тех, которые были взаимно приятными.

На третий день после занятий у меня возникло состояние похожее на легкую депрессию. Я стала отказываться от формальных, пустых контактов с коллегами или приятелями. Очень много писала. Писала о своем опыте (это меня очень успокаивало, радовало).

На пятый день я заболела. Думаю, процесс интеграции и простуда взаимосвязаны. Некоторые контакты доставляют радость. Я общаюсь с теми, с кем действительно хочу общаться.

В настоящий момент я выздоравливаю. Температура спала (при этом не понадобились лекарства). Настроение нейтральное. Процесс интеграции и ассимиляции продолжается.

Написать ответ

Вы можете использовать эти HTML-тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>